» » Глушаков носился по полю, как курица без головы. Что это было?

Глушаков носился по полю, как курица без головы. Что это было?

дата : 06-03-2019   /   новости   /   просмотров: 317
Глушаков носился по полю, как курица без головы. Что это было?

Д.Е.: Мы, конечно, многое наблюдали в российском футболе, но вот таких выступлений и припомнить как-то не можем. Ну где же это видано, чтобы 32-летний опорник выскакивал на поле и носился от защитника к вратарю, как (тут вспомним классика) «курица без головы»? Нет, такое можно представить, если речь идёт о каком-нибудь юном форварде Денчике, которого тренеры выпнули на поле с установкой: «Бегай там, мешай, напрягай». Но что за интересный человек надоумил так действовать Дениса Борисовича – самый интересный вопрос последнего тура.

Ответ, конечно, есть у несостоявшегося аналитика «Краснодара» Антона Михашенка. Почему его трансфер не состоялся, он не расскажет, но эпизод объяснит.

ВИДЕО

А.М.: Если Кононов действительно определил в качестве игрового задания для Глушакова максимальный прессинг центральных защитников и вратаря (здесь важно подчеркнуть, что мы не можем знать это, а лишь предполагаем), то это не новая идея для тренера. В «Краснодаре» он определял для этого на вторые таймы/последние минуты матчей Рикардо Лаборде. В его задачи входило: а) отлавливать любой пас из-под прессинга назад на центрального защитника (такие передачи чаще всего делаются в касание и могут быть в недодачу/в слабую ногу); б) бороться до конца за любой отскок, делающий возможной ситуацию один в один. Из 27 перехватов и отборов Лаборде на последней трети поля в самом успешном его сезоне — 2014/15 — 22 случились во вторых таймах, 13 — в последние 15 минут. И здесь учтены только те случаи, когда мяч остался в поле, — а было и много неучтённой статистикой эпизодов, когда соперник терял владение под давлением колумбийца.

Возможно, самый известный эпизод карьеры Лаборде в РПЛ связан с отменённым впоследствии удалением Эсекьеля Гарая — там произошло то же самое, что и с Глушаковым в матче с «Спартаком». Второй тайм, тяжёлое поле, нейтральный мяч при ситуации один в один — и даже эпизод так же, как и в случае с Глушаковым, не попадает в трансляцию из-за повтора.

Д.Е.: Уже понятнее? Тогда ещё раз смотрим видео.

Во-первых, обратим внимание на то, что Глушаков – буйный. Появившись на 82-й минуте, он первым же касанием бьёт по воротам, а потом как поджаренный носится между защитниками и вратарём. Эта произвольная игра в собачку формата «4 в 1» выглядит дико – мне лично вряд ли приходилось видеть квадрат шире этого. Если занимаетесь футболом, то попробуйте почелночить в том же стиле на досуге и посчитайте, через сколько рывков со сменой направления у вас перед глазами погаснет свет.

Но всё ярче отблёскивающий лысиной Денис Борисович «отключается» не сразу. Его хватает на то, чтобы дважды накрыть вратаря Сафонова, который падает при попытке выноса и срезает мяч на Зе Луиша, который, стоя в 30 метрах от ворот, суетливо бьёт через себя мимо.

На камеру трансляции не попадает и главное действие Глушакова. На 90-й минуте он напрягает «Краснодар» на чужой половине и, выбрасываясь, угадывает направление передачи и делает сложный перехват. «Спартак» выбегает 3 в 2, Зе Луиш может отдавать пас на выход Георгию Мелкадзе, но вновь берёт инициативу на себя и промахивается.

И здесь уже зарождается сомнение: а комично ли в этой ситуации сравнение с курицей без головы и можно ли считать две грубые ошибки «Краснодара» положительным итогом использования 32-летнего опорника в качестве бегунка на передней линии?

А.М.: В своё время тренер «Фрайбурга» Кристиан Штрайх переучил опорника Карима Геде и сделал его нападающим как раз ради опции прессинга. Штрайх при этом отмечал, что нельзя поставить в нападение любого опорника/центрального полузащитника и ждать, что команда моментально начнёт извлекать из этого выгоду. Для использования в такой узкой роли, по словам Штрайха, нужен игрок, который знает, как сделать минимум шагов в удачном прессинге — иными словами, попросту не задохнётся через 10 минут.

Дело здесь в том, что это не центр поля с высокой насыщенностью футболистами и малым количеством коридоров, а значит, чтобы закрывать большие коридоры просто необходимо обладать умением прикладывать для этого как можно меньше сил. Тот самый эпизод на 83-й минуте, когда Глушаков бегал от защитника к вратарю и обратно демонстрирует: а) такого умения, как у Геде, у Глушакова нет; б) команда тоже не особенно хорошо поддерживала своего капитана в прессинге.

Тот же Лаборде сильно отличается от Дениса по профилю. Замысел таков, что для давления тебе нужен резкий и быстрый футболист с отменной техникой (обработка мяча при перехвате крайне важна или тебя успеют накрыть). Лаборде под эти требования подходит, но Глушаков?

Д.Е.: Факторы выбора могут делиться на три части. Логичными мне видятся три.

1. Игроки. У «Спартака» нет своего Лаборде, зато есть Педро Роша, который выделяется блестящими серьгами в ушах, а не яркой способностью работать в прессинге.

2. Опыт. Глушаков неплохо чувствует зоны, читает игру и быстро принимает решения после перехвата, предпочитая действовать вертикально. Это полезно для контратак.

3. Мотивация. Денису есть что доказывать болельщикам и самому себе. Значит, ему необходимо было выходить и рвать во всех игровых эпизодах.

А.М.: Важен с тренерской позиции ещё один вопрос. Оправдан ли был риск, неизбежно связанный с откреплением полузащитника от своей номинальной позиции? С этой точки зрения, скорее да, чем нет. «Спартак» отвратительно сыграл на своей трети поля и вчистую проиграл её «Краснодару», но в центре поля с соперником справился и даже превосходил его — об этом свидетельствуют и карточки «быков» за срыв атак, и 16 ударов из-за штрафной (вообще это не очень хорошо, и можно было бы играть лишний пас, но в данном случае такая цифра демонстрирует, сколько свободных ситуаций было у «Спартака» в зоне подбора). Если иметь в виду всё это, замена уже не кажется безрассудной.

Д.Е.: Но её всё равно мало кто понял. Сегодня в прессе активно распространились комментарии эксперта и бывшего игрока «Спартака» Максима Калиниченко. В СМИ они подаются так, будто кто-то позвонил Максиму и спросил об игре Глушакова, хотя на самом деле это всего лишь переписка из моего «твиттера», где первоначальный вопрос касался именно той части восстановления, которая названа в предыдущем параграфе.

— Максим, футболист может задохнуться за 10 минут рывковой работы? – спросил я.
— Можно задохнуться и за минуту. Другое дело, как быстро ты восстановишься. Даже «вырванные» отрезки показывают, что он даже не пытается «через не могу» просто бежать. Вот это мне не очень понятно… А это опорная зона, куда он был призван на усиление в концовке.

— Вам кажется, его как опорника выпускали?
— Я не знаю, куда и с какой задачей его выпускали…

То есть эксперт Калиниченко всё равно рассуждает о Глушакове как об опорнике, который вроде бы отсутствовал в своей зоне и не выполнял привычных функций, но фактически-то речь идёт о редкой роли даже для нападающего.

Кстати, свет для Глушакова явно выключается к 92-й минуте, когда он вроде подсаживаться в опорную зону, но уже не может преследовать своих оппонентов. Включить второе дыхание он уже не успеет, а ролики расползутся как выборочное очередное доказательство безволия капитана команды. Впрочем, это была предсказуемая погрешность, когда Кононов откреплял возрастного полузащитника от своей позиции.

ВИДЕО

А.М.: Подводя итог, необходимо сказать следующее. Если игровое задание Глушакова не было таким и он самовольно вылетал со своей позиции в прессинг, то мы об этом узнаем — нарушение игровой дисциплины чаще всего лечится «скамейкой». Но мне кажется, что речь идёт о нетипичной для чемпионата России ситуации, когда тренер очевидно рискнул при равном счёте — в результате обе команды получили больше свободы и сумели создать больше моментов. Действия Глушакова кажутся нам странными (и следовательно обсуждаем мы всё это) только потому, что такой риск мы просто не привыкли видеть в нашем футболе.


Источник: championat.com

Комментариев: 0

Добавить комментарий